четверг, 26 июля 2018 г.

Как я отдала своего мужа очередной любовнице


Познакомились мы случайно, в деревне, где я гостила у подруги. Мне было 15 лет, ему 17. А мне он вообще показался, вернее вообще не показался никак. Мне понравился совершенно другой юноша, как оказалось его друг с первого класса. И симпатии были взаимны. Но мой оказался настойчивым, начиная со следующего дня, он звонил мне каждую пятницу на протяжении нескольких месяцев.

А надо сказать, что в то время это было весьма проблематично. В его городе телефоны были не у всех, по межгороду было дорого, и чтобы сделать звонок ему приходилось ехать 40 минут на автобусе в город, где жила я, звонить из автомата на станции, услышать, что меня нет дома(учеба прогулки, поездки в театр или поход в кино). Мы не поговорили ни разу. Друг его тоже приезжал в мой городок, втайне от него. Я несколько раз видела его в машине стоящей с торца моего дома, но я ждала, когда он подойдет, а он не подходил, а я делала вид, что не замечаю его.

Так прошла осень, зима, весна. В конце весны он начал встречаться с соседской девушкой, а с наступлением лета пришла повестка из военкомата, его забрали в армию. Парень был вспыльчивый и отстаивал свое «я» с первых дней, за что и поплатился, попав в госпиталь, а затем получил отпуск на три недели. По стечению обстоятельств (семейные дела родителей подруги) я оказалась опять в той самой деревне, до учебы оставалось еще пара недель, и я решила провести их как всегда у подруги на даче.

Сельская дискотека — экзотика для городских. Естественно мы туда ходили, а после сидели на автобусной остановке, это было место встречи всей молодежи. И вот подъехал он на мотоцикле, купленном прямо перед армией. Подъехал не один, а с той девушкой. Они встали под фонарем, а мы с подругой сидели в самом уголке, нас не было видно. И подруга подначила меня позвать его. Он подошел, мы разговорились, потом пошли гулять по деревне, почти под утро он проводил меня до дома подруги. Оставшиеся две недели мы провели вместе. Когда его отпуск закончился, он взял с меня обещание, что я буду его ждать. И я ждала. Ездила к нему каждую неделю, благо служил не далеко, а моя стипендия позволяла мне это.

Через год сыграли свадьбу. А в тот день, когда он вернулся, я родила сына. Почти через два года у нас появилась дочь. И если с сыном проблем не было, то девочка имела проблемы со здоровьем и почти полгода с момента ее рождения мы с ней провели в больнице. А потом я узнала, что он нашел себе пассию, что он мне изменял. Это было больно, в первый раз было очень больно. Не буду описывать, что происходило в тот момент в нашей семье, думаю и так понятно. Я хотела уйти, не разговаривала с ним две недели, не потому что хотела наказать, а просто не могла выдавить из себя ни слова. Я старалась вообще не смотреть на него.

Я не ушла. Осталась. Уговорил, ползал на коленях. Постепенно все вошло в нормальное русло, все было как прежде. Нежный муж, заботливый отец. Через три года все повторилось. Но все было гораздо ужаснее тем, что он сказал, что влюбился и что она та, кого он ждал, наверное, всю жизнь. Его любовь прошла через пару дней. И опять были клятвы, обещания и вымаливания прощения. Еще три года счастливой жизни. Начал выпивать. Он и раньше любил в выходные посидеть с друзьями, а теперь это превратилось в систему. Появилась травка. Я приняла решение переехать в свой родной город. Благо там у меня была квартирка.

Пить перестал, вышел на новую работу, и опять появилась очередная «та, которую всю жизнь ждал». Было опять больно, но уже не так как в первый раз. Я встретила их в баре рядом с домом, куда пошла купить сигареты. Задав пару вопросов ей и ему, предложила пойти и забрать вещи. Она шла с готовностью, он неуверенно. Я вручила им его вещи и, пожелав счастья, выпроводила из квартиры.

Любовь продлилась неделю. Вернулся как побитая собака. Простила. Прошел год, и закрутило его аж на 4 месяца. Затем как обычно, прости, люблю, дурак был. И, знаете, если бы плохо было бы у нас в отношениях (в любых), так нет. Мы всегда были вместе, всегда. Мы ни разу не поругались, делая ремонт. Мы можно сказать, вообще не ругались. Мы прошли через полное безденежье 90-хх годов мы пережили это, сумели прийти к достатку. Все наши друзья и знакомые воспринимали нас как одно целое. Восхищались тем, что мы не только муж и жена, но и друг и подруга.

В конце 90-х я, кроме своей основной работы начала подрабатывать вместе с ним на его работе, а затем и вовсе моя работа стала подработкой, а общая основной. Открыли свой магазин, дети заканчивали школу и тут опять появилась «та, которую ждал всю жизнь». Я восприняла это относительно спокойно. Я знала, что он опять вернется. Но только я уже не знала, хочу ли я этого. Я выжидала. И тут он повел себя как последнее ничтожество. Не по отношению ко мне, а по отношению к той девочке. А она действительно была еще ребенком, для меня. Ведь она была старше моего сына на три года, всего три. Он жил с ней на съемной квартире, он представил ее всем друзьям и знакомым, родственникам как свою будущую жену. Он сказал ее родителям, что женится на ней. А по прошествии всего лишь каких-то трех месяцев он пришел ко мне и просил уехать с ним в другую область. Говорил, что нашел там дом для нас и наших детей. На мой вопрос: «а как же она?», он ответил, что ему все равно, что квартира оплачена на месяц вперед, доживет и вернется к родителям. Я сказала, что подумаю, а вечером пришла ко мне эта девочка, вся в слезах. Он не приходил ночевать уже три ночи и не отвечал на звонки. Я не сказала ей о нашем с ним разговоре, я только пообещала ей, что он вернется.

Для меня она была ребенком, таким же, как моя дочь (разница между ними 5 лет). На следующий день, когда мы встретились, я сказала ему, что я все решила, что никуда не поеду. Дети должны доучиться в школе и поступать в вузы, а там, куда он меня звал, такой возможности нет. Вечером опять были звонки от той девочки, он опять не пришел. Я знала, что сегодня или завтра он придет домой ко мне и опять будут мольбы о прощении, и я знала, что я не выдержу, я поддамся. На этот момент я знала его уже 20 лет, и я знала, что он будет делать. Вечером я пошла на день рождения к своей давней знакомой в кафе. Там же был и мой муж с этой девочкой. По его поведению (хотя мы даже не разговаривали) я поняла, что для него это последний вечер с ней. И я решилась. Я знала, что на все мои «нет» буду слышать только мольбы о прощении.

Это был отчаянный шаг, но в кафе был мужчина, которому нравилась давно, но он знал, что я замужем и не питал надежд. Я пригласила его к себе домой. Просто написала ему свой адрес, номер телефона и, уходя, отдала салфетку, сказав, что жду. И он пришел. Мы просидели на кухне до утра. Я вывалила ему все о своей жизни, о переживаниях и чувствах. Утром я предложила ему поспать в нашей спальне. Сама ушла к детям в комнату. Я не ошиблась. Ровно в 9 утра заявился муж. Он сказал, что он вернулся, и что с той девочкой все кончено. Я открыла дверь спальни, показала ему спящего там мужчину и сказала, что его место занято, он свободен. Первый раз в жизни я видела, как мой муж плачет. Он ничего не сказал, молча оделся и вышел. На следующий день позвонил, он не ругался, не кричал, он просто спросил меня, как я могла так с ним поступить? Сказал: » Я всегда любил только тебя, но теперь ты больше не моя».

Как мы разводились, можно было бы и не говорить, но я все-таки скажу. Он не хотел развода, мне пришлось чуть ли не силой привести его в суд (скажу, что в процессе нашей жизни я два раза подавала на развод, но он не являлся). Под страхом раздела имущества его мамы (глупость несусветная, но он повелся) он подписал написанное мной заявление. Подписав, он спросил, зачем я это делаю (это были вторые слезы, которые я у него видела).

Три года назад, с ним случилась беда, несчастный случай, я приложила все усилия, подняла все связи, чуть не потеряла работу. Я сама перевезла его в клинику, где было несколько операций, потом период восстановления и реабилитации. Я была как серый кардинал, пока смерть стояла на пороге, я не отходила от него, как только он пришел в себя, и опасность для жизни миновала, я оставила его с его семьей.

С того дня прошло 10 лет. У меня было два официальных мужа и один мужчина, который до сих пор не может понять, почему я не пошла с ним в ЗАГС (инициатива о расставании всегда исходила от меня). С первым мужем мы общаемся, потому что у нас общие дети и теперь уже и внуки. У меня прекрасные отношения с его мамой. Я до сих пор считаю его лучшим из отцов. Он с той девочкой вхож в наш дом, они поженились. У них прекрасная дочка. Его жена испытывает ко мне чувство благодарности. Не знаю за что, может за то, что отдала мужа или за то, что он остался жив и не инвалид. Но вот ни у меня, ни у него отношения семейные не складываются так, как хотелось бы. Его молодая жена стала пить, живя с ним, выглядит она хуже, чем я. Иногда он ее бьет. Хотя, я сначала не верила. За 20 лет, что я его знала к моменту нашего расставания, он никогда не поднял руку на женщин. Умел осадить словом.

Приезжал ко мне и его друг детства, сказал, что боялся не «потянуть» такую, как я, поэтому и не был таким настойчивым. Да, он пытался забрать меня у мужа, когда я уже была женой. Несколько раз до драки доходило. Сейчас я живу со своим третьим мужем, правда три года назад настояла на официальном расторжении брака. Он меня любит, уходить не хочет. Но я все чаще вспоминаю отца своих детей. Жить с ним не смогу, а вот из сердца тоже выкинуть не получается. После того несчастного случая я поняла, что для меня важно, чтобы он был. Неважно с кем. Я хочу, чтобы у моих детей был отец. Живой. У меня нет ревности, нет обиды. Но и спокойствия тоже нет. И я почти каждый день, с момента его первой измены, задаюсь вопросом: «может быть, любовь все-таки существует?»

Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи