среда, 17 апреля 2019 г.

Французская концепция воспитания: Совсем не то, к чему привыкли мы


Многие из тех, у кого есть дети, наверняка читали книжку «Французские дети не плюются едой». Она знатно вскрывает мозг нашему постсоветскому поколению, потому что там с одной стороны, всё так, как в нашем детстве, а с другой, больше пространства для любви и новых открытий. Впрочем, в моем детстве с играми на стройках с гудроном и свинцовыми аккумуляторами открытий было тоже предостаточно.

Но короче французская концепция воспитания отличается не этим. Советская концепция базируется на дисциплине, потому что все устали и затраханы жизнью по самые бакенбарды, так что если у нас на ужин треска, а ты ее не ешь, то чеши спать, другой еды просто нет, не выросла, а в девять надо ложиться спать, потому что в 7 утра завтра ты должен уже лежать в санках, завёрнутый в пуховую шаль поверх шубы.

Французская концепция базируется на принципе, что интересы и удовольствие родителей выше детских. Кратко этот принцип озвучен в самолетных инструкциях: «Сначала наденьте маску на себя, а затем на ребёнка». Считается, что ты не можешь хорошо заботиться о детях, если о себе позаботиться не можешь, дурачина ты эдакий. Так что в восемь (!!) ты ложишься спать, потому что родителям нужно время для общения друг с другом, вас уже выслушали, спасибо. На ужин у нас суп из цуккини, потому что овощи - это полезно. Не нравится - не ешь. Съешь - получишь тост с маслом и мёдом (кстати, это простое сочетание бомбическое абсолютно, только хлеб должен быть поджарен, а мёд нужен тягучий).

Так что моя дорогая соседка-француженка, говоря о своей знакомой с тремя детьми, качает головой и говорит с осуждением: «Она совсем не оставляет времени для себя. Так нельзя. Даже когда дети спят, она что-то продолжает делать для них». Интересно, что в русской концепции воспитания эта фраза «Она совсем не оставляет времени для себя. Она отказывает себе во всем. Всё отдаёт детям» произносится всегда с восхищением, с одобрением, с почтением перед такой жертвенностью.

Мне кажется, где-то тут есть связь между французскими бабушками, гуляющими по музеям и кафетериям, и русскими, отчаянно скучающими, если нет рядом тех, кому нужно ежедневно приносить себя в жертву.
Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи