понедельник, 28 декабря 2020 г.

«Другого места у меня нет»: Дрожжина выбрала себе могилу



В последнее время Михаил Цивин и Наталья Дрожжиной, обвиняемые в мошенничестве с наследством Алексея Баталова, прячутся от посторонних глаз в квартире на Кутузовском проспекте, 22. Говорят, от семейной идиллии не осталось и следа. У актрисы сдают нервы из-за вынужденной самоизоляции и нервотрепки с уголовным расследованием. Ведь если дело дойдет до суда и приговора, то отвечать придется ей одной.

Страшно представить, что сейчас творится на Кутузовском, 22, когда в доме нет посторонних. Наталья Дрожжина, казалось бы, профессиональная актриса, да еще и частый гость самых разных телешоу. Но богатый опыт не помогает. Нервы сдают и она то и дело срывается на своего Мишу.


В то время, когда он рассказывал журналистам НТВ, как они сутки сидели за решеткой, она за кадром что-то кричала, не слушая призывов успокоиться. Только теперь становится ясно, почему актриса мечется, как раненая тигрица. Оказывается, когда-то именно Михаил Семенович угробил творческую биографию Натальи Георгиевны.

Наталья Дрожжина: «Я бы не сказала, что это нравилось моему мужу. Потому что мы озвучивали через день с десяти утра до десяти вечера. То есть я в восемь уезжала и в 12 приезжала. Это не каждому понравится»

Поставив крест на актерской карьере, тетя Наташа хотела стать известной телеведущей, но дядя Миша и это не разрешил.

Наталья Дрожжина: «Я хочу быть на телевидении ведущей. Он сказал: „Нет, ну как? Ты не можешь, ты актриса. Какая же ты ведущая?“ Я говорю: „Ну мне же будут текст писать“. — „Нет, ты не можешь“».

Дрожжина уверяет, что могла бы стать звездой Голливуда, но деспот растоптал и эту мечту.

Михаил Цивин: «У нас здесь, дома в Москве, бывали американские продюсеры — Тони Скотти, это муж Сильвии Вартан, известной певицы. Он приглашал мою жену в Голливуд и считал, что способен сделать из нее звезду. Но так как для меня никаких предложений лично не прозвучало, то пришлось отказаться. Хотя моя жена, конечно, на меня за это обижена».

В итоге в не очень богатой фильмографии Дрожжиной в основном были эпизодические роли, которые она успела сыграть до знакомства с супругом. И только летом 2020-го, когда грянул скандал с Баталовыми, актриса получила свою главную роль и добилась настоящей славы.

Она беззаветно отдала своему Цивину лучшие годы, а взамен получила не только его любовь, но и недвижимость. И кажется, только сейчас понимает, что попала в западню. Ведь все документы оформлены на ее имя, везде стоят ее подписи. И если в этой истории всероссийского обмана будет найден виновный, то отдуваться за себя, и за дядю Мишу, придется именно тете Наташе.

Шота Чиковани, бизнесмен: «Самое последнее дело — подставлять свою жену родную. Ведь Наташа — Фукс! Она как бы Фуксом работает. И ведь может случиться так, что посадят Наташу, а Миша останется на свободе».

Михаил Цивин: «В целом ситуация наша, наше будущее, очень туманно, но, к сожалению, предсказуемо».

Опытная в скорбных делах актриса уже готова ко всему.

Наталья Дрожжина: «Я уже сказала, как меня похоронить. В могилу моей мамы и брата. Другого места у меня нет. Я не Баталова, я себе не купила».


Теперь, когда они одни против всех, а может, уже и каждый сам за себя, Цивину и Дрожжиной остается только одно — давить на жалость. А уж в этом им точно равных нет.

Михаил Цивин: «Не разобравшись, ничего, как говорится, не зная в действительности, они нас просто уничтожают. Конечно, на меня и на мою жену это влияет очень негативно. Тем более что у Наташи уже была и потеря сознания. Она пошла в ванную, потеряла сознание, упала и очень сильно ударилась. Врач уже был, ей назначили рентген, если нет трещины, то будем радоваться. Что делать, что делать? За любовь надо платить».

Наталья Дрожжина: «Ну за 30 серебряников, знаете, можно продать и совесть, и честь. А на сегодняшний день все очень сильно поменялось. И люди не от голода, а где-то от злости такой».

Однако бизнесмен Шота Чиковани, который до сих пор помнит, как Цивин опозорил его перед французскими коллегами, предложив им работу с контрафактными джинсами, к жалости не предрасположен.

Шота Чиковани: «Как поет Розенбаум: на луну, Миша, не голоси. А коли придется сесть, держи на зоне марку „сухофрукт“. Побольше понтуйся. Понты на зоне всегда дороже денег. Сухофрукту будет трудно на зоне, в отличие от другого Миши. Миши Ефремова. Потому что на зоне барыг не любят. А у Миши позорная статья — мошенничество. Плюс позорная кликуха, которую я ему дал — Сухофрукт. Миша должен не только все вернуть сегодня, но еще и приплатить».


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи