среда, 23 декабря 2020 г.

Как мы ночевали в тундре в чуме у оленеводов и почему девушкам пришлось посреди ночи раздеваться



— А как мы будем спать? Там отель рядом с чумом или нужно будет ехать? — наша Катя, как обычно, задала вопрос, от которого брызнули слёзы из глаз.


— Катя, — Артём, наш сопровождающий, сквозь смех и слёзы поспешил вернуть наивную девушку на нашу грешную землю, — в тундре не построили отелей. Это просто стойбище, где оленеводы поставили свой чум. Вот в нём и будем ночевать.

Глаза Кати округлились, а рот ей можно было закрывать ладонью. Она быстро-быстро захлопала ресницами, глаза забегали по нашим лицам, будто в поисках помощи: чтобы кто-то сказал, что это шутка, и рядом с чумом есть какой-то волшебный отельный номер:

— В чууууууме? Прямо с этими людьмииииии????


***


Над столом горела подвешенная на шесте керосиновая лампа, покачиваясь и отбрасывая причудливые тени, в печке потрескивал стланник, а хозяин чума Виктор полулежал около низкого стола, где стояли привезённые нами конфеты, печенье и зефир, чайник с уже остывшим чаем, и рассказывал нам историю, как они познакомились с будущей женой — Людмилой.

Мы сидели, здесь же, за столом — кто на скатанных в мешок спальниках, кто на пластмассовых ящиках, выполняющих функцию табуретки, а кто-то, как и Виктор, полулежал на шкурах.

А прямо напротив, на гостевой стороне чума Людмила в обнимку с детьми смотрела на телефоне сериал «Брошенная Вероника». Вместо мультика на ночь. Младшая дочь уже вовсю зевала, да и Проня время от времени прикладывался головой к плечу матери, затем снова стряхивал сон, смотрел несколько минут в экран, и снова прикладывался к плечу.

Пора было ложиться спать...


Спальня хозяев


Гостевая спальня

Людмила аккуратно отнесла на хозяйскую половину дочурку, где уже были постелены оленьи шкуры (заменяющие привычную нам кровать), аккуратно ее уложила, укрыв до подбородка, и принялась готовить наши спальные места.

Нам же предстояло спать не на шкурах — они были лишь постелены нижним слоем вместо перины, если хотите. Сверху хозяйка уложила выполняющие роль простыней отрезы ситца, и вдоль завешенной таким же ситцем, но уже цветастым, стены чума разложила небольшие подушки даже удивительно, откуда в чуме оказалось столько подушек.

Большого количества шкур, чтобы и постелить, и укрываться ими, как делают сами оленеводы, у хозяев просто не было, поэтому мы привезли с собой спальные мешки: почти все откровенно побаивались ночёвки в чуме, опасаясь замёрзнуть.



В эти зимние мешки мы и забрались спустя двадцать долгих минут кряхтенья, ахов-охов, как же спать и сколько одежды оставлять на себе, чтобы не окоченеть к утру: у девушек-журналисток из нашей компании попросту не было опыта даже обычной ночёвки в палатки и спальном мешке.

Советы в таких условиях, как вы понимаете, совсем не работают, и девушки забрались в свои мешки в полном обмундировании, сняв только обувь и верхнюю одежду с шапками.

Я пытался их вразумить, но … бесполезно: у страха глаза велики.

Их даже не насторожил мой пример, когда я снял с себя всю одежду, оставшись в нижнем белье и нырнул в спальник: они лишь покрутили пальцем у виска и сказали, что никто из них не будет отогревать мое окоченевшее тело.

Соседка же и вовсе натянула на себя шапку, решив подстраховаться.


Почему-то никто из них не только не прислушался к моим советам, не доверяя вроде бы обычному городскому парню-блогеру, но и не обратил внимание на смешки Виктора с Людмилой, и не подумал, что эти люди же вообще живут всю жизнь в чуме, а не ночуют здесь одну ночь, да еще и в гораздо более суровую зиму.

Что здесь всё продумано, и наверняка в чуме не может быть настолько холодно, чтобы спать в зимнем спальнике, да еще и в свитерах с шапками.

И их даже не насторожило, что Виктор активно подбрасывал валежник в печку в последний час перед сном...


Наконец, все наговорились, насмеялись, наобсуждались по поводу предстоящей ночи, Людмила погасила керосинку, и в чуме воцарилась тишина.


Но совсем ненадолго. Буквально через полчаса наши девушки зашевелились. Потом зажужжали молнии спальников. Послышался звук снимаемых свитеров и термобелья. Как я и предупреждал — всем начало становиться жарко, ведь и в чуме было хорошо натоплено, да и в в зимних спальниках тепло даже при нулевой температуре и когда ты спишь в нем в одном тонком белье…

***

Хорошо, что спальные места в чуме отгораживаются от остального пространства пологом, ведь проснувшись утром, девушкам было довольно стеснительно: они, как и я, постепенно все остались в своих спальниках в минимуме одежды, которую затем пришлось надевать в не самых удобных и стеснённых условиях.


— Я же вам говорил, а вы смеялись надо мной, что придется отогревать под утро, — усмехнулся я, проснувшись, натянул термуху и оставил девушек за пологом одеваться, чтобы они не стеснялись.

А сам ушел чистить зубы и «принимать душ» над тазиком около входа в чум.

Катя, кстати, когда мы общались в ресторане на прощальном ужине, сказала, что та первая ночь в чуме оказалась для неё самой сильной эмоцией и из всего путешествия она запомнила этот момент больше всего, настолько ей понравилось...


Предыдущая статья
Следующая статья
Похожие статьи